Вишневский В.В. «Заговор гитлеровцев против мира». Очерк

29 ноября 1945 г.

Российский государственный архив литературы и искусства

Ф. 1038. Оп. 1. Д. 1854. Л. 1–8.

Подлинник. Машинопись.

Опубл. в газете «Правда» 29 ноября 1945 г.

Указатели и теги

Именной указатель

Борман Мартин (Martin Ludwig Bormann) – начальник Партийной канцелярии НСДАП (1941–1945), личный секретарь фюрера (1943–1945), начальник Штаба заместителя фюрера (1933–1941), рейхсляйтер (1933–1945).

Писатель, киносценарист, драматург, журналист, военный корреспондент, автор очерков о Нюрнбергском процессе

Геринг Герман (Hermann Wilhelm Göring) – рейхсминистр авиации, рейхсмаршал Великогерманского рейха, генерал пехоты и генерал земельной полиции.

Заместитель фюрера по партии, рейхсминистр без портфеля

Гитлер Адольф (Adolf Hitler) – германский политический и государственный деятель, лидер германских нацистов. Глава Национал-социалистической немецкой рабочей партии (1921–1945), рейхсканцлер (1933–1945) и фюрер (1934–1945) Германии, одновременно верховный главнокомандующий вермахта (с мая 1935). Покончил жизнь самоубийством 30 апреля 1945 г. в Берлине.

Рейхспрезидент Германии, главнокомандующий военно-морским флотом (Кригсмарине), гросс-адмирал

Йодль Альфред (Alfred Josef Ferdinand Jodl) – начальник штаба оперативного руководства Верховного командования вермахта, генерал-полковник.

Кейтель Вильгельм (Wilhelm Bodewin Johann Gustav Keitel) – начальник штаба Верховного командования вермахта (1938–1945), генерал-фельдмаршал.

Главнокомандующий военно-морским флотом (Кригсмарине), гросс-адмирал

Риббентроп Иоахим, фон (Ulrich Friedrich Willy Joachim von Ribbentrop) – министр иностранных дел Германии (1938–1945), советник А. Гитлера по внешней политике.

Рейхсминистр экономики, президент Рейхсбанка

ЗАГОВОР ГИТЛЕРОВЦЕВ ПРОТИВ МИРА

На заседании Международного военного трибунала от 26 ноября обвинение огласило новые гитлеровские секретные документы, найденные в архивах германского высшего командования и министерства иностранных дел. В документах шла речь о совещаниях Гитлера с Герингом, Кейтелем, Йодлем и другими. Речь шла о заговоре против нашей советской Родины. Речь шла о подробностях подготовки «похода на Восток».

Геринг впился глазами в лица советских представителей. Его соседи – Риббентроп, Розенберг и другие обеими руками прижимали наушники к ушам, чтобы слышать каждое слово этих неопровержимых документов.

Оглашается секретная речь Гитлера от 5 ноября 1937 года. Он заявляет, что пришла пора принимать решения…

Геринг нервничает. Кейтель, вздрогнув, снимает наушники и шепчется с Йодлем. Они узнали речь «фюрера»!

Гитлер в своей речи говорит, что мощная военная машина создана, – теперь пришло время пустить ее в ход. Он объявляет свое решение: добыть «жизненное пространство» для «Третьей империи». Гитлер подчеркивает, что даже не все члены кабинета должны знать его планы: он доверяет их лишь Герингу, Кейтелю и нескольким высшим генералам. В случае его, Гитлера, смерти он требует рассматривать эту речь, как завещание. Фашистская Германия должна добыть пространство, где есть сырье, продовольствие и рабочие руки. Вопрос ставится не о колониях, не о торговых успехах, – дело идет прежде всего о захвате территорий в Европе, чтобы затем захватить весь мир.

Оглашается новый документ: беседа Гитлера с подсудимым Кейтелем. Во время этой беседы, состоявшейся 23 апреля 1938 года, было решено предпринять молниеносный удар на Восток, – прежде всего против Чехословакии. В качестве предлога предполагалось подстроить грандиозную провокацию – убийство немецкого посла в Праге. Таким образом, нападение на Чехословакию должно было принять «законную» окраску.

В зале движение. Кейтель бледен. Звучат слова документа: «дезорганизовать европейское общественное мнение»... «безжалостные действия»... «применять угрозы»… «молниеносный удар, рассчитанный на четыре дня»...

Оглашается документ от 23 мая 1939 года – послемюнхенский период! Наступил новый этап агрессии, заговор нарастает. Снова приводится речь Гитлера: «Дальнейший успех не может быть достигнут без кровопролития». Чехословакия уже захвачена, теперь очередь за Польшей. Надо сжечь все мосты и бросить мир в войну. Действовать следует неожиданно, соблюдая секретность в подготовке и следя за тем, чтобы тайна решений не вышла из узкого круга.

– Не право, а победа! Победителя никто не спросит о праве.

Геринг пишет записку защитнику. Прочитав записку, тот пробует опротестовать документ. Он задает вопрос о том, кто вел запись совещания, известна ли точная дата и т.п.

Трибунал отвечает, что документ найден в архиве германского высшего командования и подлинность его абсолютно не оспорима.

Перед трибуналом продолжает развертываться заговор против мира, против славянства, против СССР. Внимание всех обострено до предела. Оглашается план нападения на Советский Союз.

Этот план обозначен условным шифром «Барбаросса» – по прозвищу одного из императоров средневековой Германии. Перед нами секретная директива ставки Гитлера за № 21 от 18 декабря 1940 года. Заговор против советского народа был, как видим, оформлен более чем за 6 месяцев до германского нападения. «План Барбаросса» был составлен лишь в 9 экземплярах и хранился как совершенно секретный документ. «План Барбаросса», на котором имеются визы Кейтеля и Йодля, предусматривал «молниеносный» разгром Красной Армии в западных районах страны путем действий танковых армий, пехоты, авиации. В плане указывалось на необходимость быстрого выхода германской армии на линию Архангельск –Волга. Промышленность Урала намечалось уничтожить ударами с воздуха.

Оглашается и специальный меморандум от 2 мая 1941 года. «Дело командующего. Один экземпляр в архив, второй генералу Шуберту». Фашистский меморандум звучит страшно. Это один из самых потрясающих документов, уличающих гитлеровских преступников. «Война может продолжаться, если все вооруженные силы будут снабжаться продовольствием за счет России... Нет никакого сомнения, что в результате этого много миллионов людей умрут голодной смертью, если мы возьмем из страны предметы, необходимые для нас...».

Эти проклятые изверги, эти подобия людей, эти убийцы, написавшие в майский день 1941 года приведенные строки, загубили миллионы советских людей. Пусть же главари гитлеровской банды ответят за свой коварный антисоветский заговор, за свой «меморандум» полной мерой, – той мерой, которую определит трибунал.
 

* * *

На заседании трибунала от 27 ноября обвинение продолжало развертывать картину чудовищного заговора гитлеровцев против народов Европы и всего мира.

Четыре карты отчетливо, в трех красках черной, красной и белой – рисуют этапы немецко-фашистского «дранг нах остен». Первая карта показывает захват Австрии. Выйдя на Дунай, немецкие фашисты зажали Чехословакию в клещи.

Вторая карта иллюстрирует следующий этап агрессии: сокрушение пограничных укрепленных районов Чехословакии. Осуществление этой цели было разыграно под видом «заступничества» за судьбу судетских немцев. В Берлине стали лить слезы по поводу «несчастной судьбы» этих поселенцев, которых Чехословакия и пальцем не трогала. «Несчастные» тем временем надели белые чулки – символ принадлежности в гитлеровской организации – и стали грозить оружием. Зажатая в клещи Чехословакия, оставленная мюнхенцами на произвол судьбы, не смогла выдержать напора заговорщиков. Рухнула граница, рухнули укрепленные районы чехословаков. Третья карта показывает, как 15 марта 1939 года рухнула вся Чехословакия. На ее территорию вторглись с севера, запада и юга немецкие танковые колонны. В разделе чехословацкой территории приняли участие и польские пилсудчики: Бек и другие.

Тем временем Гитлер вместе со своими сообщниками, сидящими сейчас на скамье подсудимых, составил план полного сокрушения Польши и приступил к его выполнению. Захват Польши иллюстрируется четвертой картой.

Таковы четыре первых этапа агрессивной войны, затеянной гитлеровской Германией.

Оглашается секретная речь бывшего генерала Йодля. Йодль произнес ее перед рейхслейтерами и гаулейтерами 7 ноября 1943 года, когда надо было подбодрить немцев, зашатавшихся под сокрушительными советскими ударами. Йодль выступал по заданию заместителя Гитлера Мартина Бормана. Он числится в списке подсудимых, но пока еще не схвачен. Йодль резко отверг мысль о переговорах с союзниками. «Борьба до конца!» – цитирует обвинитель подлинник стенограммы.

Йодль сидит неподвижно, временами закрывая глаза. Он расстегнул воротник мундира с сорванными погонами. Йодль слушает, как два года назад он требовал от рейхслейтеров и гаулейтеров «верить и внушать веру всему немецкому народу». Обвинение считает, что речь Йодля доказывает, во-первых, связь немецких военных кругов с так называемыми «политическими кругами» и, во-вторых, планомерность и преднамеренность гитлеровской агрессии.

Оглашаются документы адъютанта Гитлера – Шульца. Цитируется большая книга записей немецкого генерала Томаса о том, как были разработаны тайные военные законы, приведшие к гигантским вооружениям Германии. Приводится меморандум Шахта о финансировании этих грандиозных вооружений. Шахт рекомендует в своем меморандуме использовать для вооружений все иностранные, т.е. американские и английские вложения, не брезгуя обманом противников. Шахт признал подлинность этого документа еще на допросе.

Подготовка войны гитлеровцами маскировалась заверениями о том, что у Германии нет территориальных требований в Европе, поездками Риббентропа. А Геринг уже готовил авиацию, чтобы бомбардировать Лондон и Реймс, Ковентри и Роттердам, а Редер и Дениц готовили подводные лодки, чтобы удушить англичан в тисках блокады. Когда пришло время, вся эта банда сбросила маски. Гитлер заявил в рейхстаге под торжествующие вопли:

– Я истратил на вооружения более 90 миллиардов марок, и у нас лучшие в мире вооруженные силы.

Обвинение оглашает и документы о тайном развертывании германского флота. На столе – секретная книга капитана Шусслера. напечатанная командованием германского военного флота. Это обзор тайной деятельности германского морского командования с 1919 года по 1935 год. Подсудимый Редер, бывший гросс-адмирал флота, признал подлинность этой книги. Из нее и из других документов мы узнаем, как нацисты строили подводный флот в Голландии, Испании и Финляндии, как в экономических техникумах и институтах Берлина создавались секретные строительные факультеты и группы. Лысый, сухой, с реденьким пробором по середине головы, Редер сидит и слушает.

Чтение обвинительных документов продолжается. Рассматриваются новые и новые стороны секретной военной подготовки Германии на море: испытания электроторпед, постройка аэродромов, усиленная подготовка флота в Балтийском море. Оглашаются записи бесед Редера с Гитлером о том, что Англии нужно сообщать фальшивые данные о тоннаже и вооружении новых кораблей, а, в случае возникновения подозрений, отрицать истинные цифры и факты.

В заключение оглашаются некоторые документы, касающиеся Геринга. Сначала приводится его заявление, что германская авиация создается лишь для оборонительных целей, что Германия «никогда не будет угрожать миру». В зале – сдержанное движение, улыбки. Тут же приводятся секретные документы и брошюры об истинных планах геринговской авиации. С этими планами мир уже достаточно знаком.

Обвинитель суммирует. Гитлеровцы последовательно нарушали международные договоры и обязательства, нарушали собственные официальные заверения. Заговор гитлеровцев против всеобщего мира нарастал, пока в кровавую войну не втянулись восток и запад Европы, Старый и Новый Свет.

Стопки документов на столах трибунала растут.

Обвинение предъявит суду, подсудимым и прессе ряд захваченных документальных фильмов.

Отвратительные злодеяния гитлеровцев раскрываются во всей их наготе. Да будет же суд Международного военного трибунала справедлив! Да постигнет подсудимых заслуженная ими кара!
 

29 ноября 1945 г.
«Правда»