Сообщения СМЕРШ о выявлении среди взятых в плен немецких военнослужащих совершивших жестокие преступления против мирного населения

27 сентября 2022 г. новые документы СМЕРШ из архива ФСБ размещены в федеральном архивном проекте «Преступления нацистов и их пособников против мирного населения СССР в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.».

Проводя работу на армейском пункте среди немецких военнопленных сотрудниками СМЕРШ был выявлен обер-ефрейтор Петер Горица. Он в составе подразделения полевой жандармерии СД перешел границу с СССР 22 июня 1941 г. Двигаясь на мотоциклах по маршруту Брест-Литовск – Пинск – Мозырь – Гомель – Прилуки – Орел – Ефремов, они расстреливали на своем пути коммунистов, комиссаров-политруков, военнопленных, евреев. «Сколько наша фельджандармерия, состоящая из 33 человек, и в частности я, истребили таких людей – точно сказать не могу, но их было много. В отдельные дни мы расстреливали до 500 человек».

«Женщин и детей наша фельджандармерия стала расстреливать после декабря 1941 г., когда дивизия, которой мы были приданы, стала под напором наступающих частей Красной армии отступать на Запад».

Особенно жестоко Горица и его сослуживцы расправились с партизанами и их семьями в июне-июле 1942 г. в районе юго-западнее г. Болхова (в Орловской области) – тогда было уничтожено около 500 человек.

В июле 1943 г. при отходе в направлении Карачева и Брянска дивизия жгла на своем пути села, расстреливала всех, кто отказывался эвакуироваться в немецкий тыл.

Приведем слова Петера Горица – нациста, который уничтожал советских людей:

«Массовые расстрелы и муки людей на меня абсолютно не действуют. Признаюсь, что я плохо себя чувствовал в дни, когда я никого из русских не пытал или не убивал. Связано это с тем, что русские, в моем понятии, являются злейшими врагами немцев и согласно германской пропаганды хотят уничтожить Германию». (Центральный архив ФСБ России. Ф. К-72. Оп. 1. Д. 36. Л. 229–231. Подлинник).
 

В декабре 1943 г. сотрудники СМЕРШ выявили среди немецких военнопленных ротенфюрера (обер-ефрейтора) 3-й роты саперного батальона дивизии СС «Мертвая голова» Франца Риттнера, 1921 г.р., немца, бывшего членом молодежной организации «Гитлерюгенд», служившего в частях СС с марта 1942 г.

Он начал войну против СССР на Ленинградском фронте, с 1943 г. – продолжил на Харьковском и Белгородском направлениях. В районе г. Краснограда Риттнер был ранен и отправлен в тыловой саперный батальон дивизии «Мертвая голова» выполнять «особые задания ставки фюрера».

Риттнер показал: «…Мы по приказу Верховного главнокомандования за подписью Гитлера и Геринга, зачитанного нам командиром роты обер-штурмфюрером Бартом, на пути своего отступления сжигали села и города, взрывали промышленные предприятия и крупные здания, угоняли местных жителей и скот. Кто не хотел уходить с нами, согласно приказа, о котором я говорил выше, расстреливался».

Роты разбивались на группы факельщиков и подрывников. Только одна рота Риттнера за время своего отступления за Днепр уничтожила таким образом 60-70 населенных пунктов. В каждом из них, как рассказал Риттнер, несколько домов не сжигались, а минировались, и в них устанавливались различные ловушки таким образом, чтобы дом взрывался при открывании двери. (Центральный архив ФСБ России. Ф. К-72. Оп. 1. Д. 36. Л. 239–241).
 

18 сентября 1943 г. разведка наступающих частей Красной армии в районе с. Костобобр Семеновского района Черниговской области взяла в плен факельщиков из числа немецких оккупантов, которые поджигали села при отступлении: унтер-офицер Р. Шульц (член фашистской партии с 1932 г., в армии с 1939 г.), штабс-ефрейтор А. Пелла (в армии с 1937 г.), солдат Р. Гаппель (в армии с января 1943 г.). Они были пленены, привезены в село Костобобр и опознаны его жителями как поджигатели. Всего в селе от их рук сгорело 343 жилых дома, школа и 80% урожая зерна. (Центральный архив ФСБ России. Ф. К-72. Оп. 1. Д. 36. Л. 3–5).
 

Среди захваченных в плен немцев были военнослужащие дивизии «Бранденбург» особого назначения, которые в октябре – ноябре 1943 г. в районах Бобруйск – Быхов – Рогачев участвовали в карательных операциях по истреблению партизанских отрядов, мирных граждан.

Их группу в составе 8 человек немецкая разведка в красноармейской форме направила в район расположения Красной армии для захвата в плен советских военнослужащих. Во время выполнения задания троих из них фельдфебеля Губерта Керстгеса, оберефрейторов Бертхольда Тика и Генриха Коха взяли в плен. Все признали свою вину и на допросах дали показания о преступлениях против мирного населения.

Арестованный Генрих Кох (1917 г.р., уроженец бывшей республики немцев Поволжья, гражданин СССР) был привлечен к уголовной ответственности за измену Родине. Он в октябре 1941 г., находясь на службе в инженерно-строительном батальоне в районе г. Орла, сдался немцам в плен. В апреле 1942 г. добровольно поступил на службу в немецкую армию рядовым в роту связи полка «Бранденбург». (Центральный архив ФСБ России. Ф. К-72. Оп. 1. Д. 36. Л. 187–194).
 

В подобных преступлениях были уличены еще ряд немецких военнослужащих, попавших в советский плен. Начальник Управления контрразведки СМЕРШ Белорусского фронта генерал-майор А.А. Вадис докладывал Военному совету фронта о повешении группы из 28 человек немецких солдат и унтер-офицеров, виновных в поджигании населенных пунктов, расстреле местных жителей в Черниговской области (Центральный архив ФСБ России. Ф. К-72. Оп. 1. Д. 36. Л. 6–8). 12–13 ноября 1943 г. приговоры были приведены в исполнение в селах Крупенки, Каменка, Колпень, Козороги, Михалевка и в г. Лоев – в присутствии местных жителей и военнослужащих.