«Гитлеровцы отняли у населения все продовольственные запасы и домашний скот для немецкой армии…».

Злодеяния оккупантов на территории Курской области

Курская область, являясь одной из областей западного пограничья РСФСР, приняла на себя тяжелейший удар нацистской агрессии. Земля Курской битвы… Архивные документы сохранили свидетельства тех годов оккупации.

Курская земля – один из черноземных плодородных регионов РСФСР. За время нацистской оккупации он потерял три четверти всего народнохозяйственного фонда. На принудительные работы угнаны десятки тысяч человек, многие тысячи жителей истреблены в ходе мероприятий оккупантов.

По современным подсчетам за период оккупации более 400 тысяч курян остались без крова, было сожжено несколько сотен сел и деревень; полностью или частично было уничтожено несколько тысяч зданий по всей области, несколько десятков тысяч жилых домов[1].

 

В разведсводке УНКВД по Курской области по состоянию на 20 октября 1941 г. фиксируется занятие противником населенных пунктов и установление режима террора. Прямиком из Курска, совершенно секретно: «…Немцы занимаются грабежами, забирают у населения скот, домашнюю птицу, носильные вещи. Зверски уничтожают мирное население…».
 

Из разведсводки НКВД СССР о положении дел на 17 декабря 1941 г.:

«При отступлении из села Гвоздевка Тимского района немцы увели с собой более 200 женщин (женщин, детей и стариков). При поджоге села выбросили из люлек на улицу трех грудных детей. В селе Корандаково немцы побили и сварили всех собак. Мясо собак отправляют на фронт своим солдатам».
 

В докладной записке 1942 г. Курского обкома ВКП(б) в Оргинструкторский отдел ЦК ВКП(б) о злодеяниях немецко-фашистских войск в отношении мирного населения запечатлен «новый порядок», установленный нацистами для жителей Курской земли:

«…В селе Плосское [Пристенский район] немцы расстреляли 32 мужчин, а 22 угнали в свой тыл. Из 100 домохозяйств этого села 97 было сожжено. Предано огню и 50 домов в селе Своелучном…»

«…Население деревни Колбасовка этого же района под страхом смерти было выселено немцами из их домов, изнемогая от голода и стужи. Больше 20 чел. детей в возрасте от 10 лет умерло от замерзания…»

«…В селе Васильевка, Октябрьского района, немцы сожгли находящихся в конц. лагерях 76 человек советских граждан только за то, что среди них было обнаружено 2 чел. заболевших тифом…»

«…Население же деревни Ржавец [Шебекинский район] поголовно угнано в немецкое рабство, а сама деревня с ее 80 дворами полностью сожжена…»

«…Ворвавшись в село Паники [Солнцевский район], немецкие каратели под предлогом того, что якобы здесь были партизаны расстреляли 50 чел. женщин, а 17 чел. мужчин затравили (растерзали) собаками…»

«…Гитлеровцы отняли у населения все продовольственные запасы и домашний скот для немецкой армии. Население изнурено тяжестью грабежей, поборов и невыносимо тяжелых натуральных и денежных налогов, взымающихся произвольно, как заблагорассудится немецкому командованию…»
 

Одна из сводок 4-го Управления НКВД СССР сообщает о голоде в оккупированном Курске. «…Население Курска голодает. На улицах города часто встречаются люди, опухшие от голода. Имеются случаи смерти от голода…».
 

Бюллетени, спецсообщения, разведсводки УНКВД по Курской области, ложившиеся на стол наркома внутренних дел СССР Л.П. Берии, содержат описания структуры административного управления на оккупированной территории, деятельности нацистских органов управления и порядка, положения населения под гнетом нового режима. В марте 1942 г. в одном из бюллетеней сообщалось: «Массовые расстрелы, зверские истязания и беспрерывные грабежи, совершаемые немцами, создали тяжелое положение для населения. Полное бесправие, жуткий террор, голод физически и морально угнетают население».
 

Оккупантами использовалась изощренная практика: спецгруппы военнослужащих проводили т.н. «карательные экспедиции» в села, деревни, хутора. В январе 1942 г. один из таких отрядов был направлен в деревню Дубровка Крупецкого района – о тех событиях сохранились собственноручные показания сельчан. Жители деревни расстреливались, закалывались штыками – после звуков выстрелов, как вспоминают свидетели, обыкновенно наступал страшный продолжительный стон раненых. На следующий день отряд пришел снова, забросал деревенские дома гранатами, разграбил деревенские запасы; зимние морозы, разоренный кров, голод окончательно добивали оставшихся жителей-сельчан.
 

Окончательный вердикт преступлениям нацистов в Курской области был вынесен к концу 1943 года, когда Красная армия выбила противника с территории и положила конец оккупации, продвигаясь дальше в Западную Европу. Еще несколько лет местные комиссии, очевидцы будут собирать документальные свидетельства жизни Курского региона в оккупации для обличения преступников и сохранения памяти о том страшном военном времени.
 

Дмитрий Агафонов,
Российский государственный архив социально-политической истории
 


[1] «Курская область. Период оккупации в архивных документах» (https://adm.rkursk.ru/index.php?id=13&mat_id=17936).

См. также:
20 октября 1941 г.
Центральный архив ФСБ России
Ф. К-72. Оп. 1. Пор. 8. Л. 8–9.

Подлинник.