«За что приходилось их избивать, я не интересовался».

Преступления пособников нацистов в оккупированном Новороссийске

Война меняет человека, выдвигая на первый план те его положительные или отрицательные качества, которые в мирное, обычное время остаются скрытыми для окружающих. Среди опубликованных документов федерального архивного проекта можно найти немало примеров того, что наряду с героизмом и самопожертвованием, в период Великой Отечественной войны некоторые советские граждане проявляли также прямо противоположные черты характера: трусость, подлость, приспособленчество, цинизм, жестокость, садизм. Оккупационный режим, установленный немецко-фашистскими захватчиками, прямо поощрял это, беспощадно уничтожая тех, кто сопротивлялся, и сохраняя жизнь и даже продвигая по службе предателей и пособников – коллаборационистов.

Хотя в нацистской социальной иерархии предатели из местного населения занимали весьма низкое место, у них была возможность грабить, убивать и издеваться над беззащитными жителями оккупированных населенных пунктов и районов. Уничтожая лучшую часть советского народа, способную оказать и оказывавшую сопротивление «новому порядку», нацисты готовили остальных к участи рабов «арийцев» и надсмотрщиков над ним.

В апреле 1944 г. в районе г. Джанкой в Крыму были арестованы трое советских граждан, А.Г. Кроликов, В.М. Сперанский и С.П. Саркисов (Обвинительное заключение по делу А.Г. Кроликова, В.М. Сперанского и С.П. Саркисова, обвиняемых в пособничестве немецко-фашистским оккупантам. 3 июля 1944 г.).

В мирное время они вели жизнь советского гражданина. Кроликов родился в д. Асмонь на территории современной Курской области, получил неполное среднее образование, работал служащим (по другим сведениям – рабочим), был женат. В 1933 г. был судим по ст. 109 УК РСФСР (злоупотребление властью или служебным положением). Сперанский родился в г. Новая Бухара в Средней Азии, получил начальное образование и работал на железной дороге в Новороссийске, был женат. Наконец, Саркисов, уроженец Нагорного Карабаха, получил низшее образование, служил главным старшиной Черноморского флота (он был единственным из троих, кто проходил военную службу в советских вооруженных силах).

В октябре 1942 г. Кроликов поступил на службу в полицию г. Новороссийска, где вскоре был повышен в должности до начальника политического сыска, а затем шефа полиции северной части города (в его подчинении находились 90 человек). Сперанский служил в полиции следователем, затем стал начальником отдела политического сыска. Саркисов тоже добровольно поступил на службу в полицию (на оккупированной территории он остался сознательно) и занимал там должность палача, непосредственно занимаясь пытками и истязаниями. Одновременно со службой в полиции, Кроликов и Сперанский были секретными агентами гестапо и по службе тесно взаимодействовали с начальником гестапо северной части Новороссийска Людвигом Гофманом и другими немецкими должностными лицами.

Задачей полиции было выявление членов ВКП(б), советских активистов и антифашистски настроенных граждан. Они допрашивали и пытали их, а затем передавали гестапо, где арестованных расстреливали. Всего за время оккупации Новороссийска немцами и их пособниками было уничтожено более 1000 человек «партийно-советского актива», не считая еврейского населения, которое было уничтожено полностью. Кроме того, при отступлении немцев из Новороссийска, Кроликов и Сперанский организовали насильственный угон до 15 000 жителей города (по другим данным – 8 000), а тех, кто пытался уклониться от «эвакуации», арестовали (более 100 человек).

Пытки и истязания при допросах носили систематический характер. Как показывал Сперанский на допросе, «Саркисов избивал арестованных шомполами, а затем сплел себе плетку из стальных проводов, бил и истязал, как по указанию Кроликова, так и по своей собственной инициативе». Истязал задержанных и сам шеф полиции: «В январе 1943 года Кроликов на допросе избил коммуниста Дьяченко, который в результате этого вынужден был сознаться в своей партийной принадлежности. Получив путем истязаний показания от арестованного Дьяченко, Кроликов передал его в гестапо, где последний и был расстрелян». Сперанский, как бывший железнодорожник, хорошо знал работников железнодорожного участка и депо Новороссийска и выявил там 19 коммунистов, которые были арестованы и затем расстреляны.

Полиции с помощью своей агентуры удалось в июне 1943 г. выявить действовавшие в окрестностях города партизанские группы Островерхова и Попова, которые были арестованы вместе с их руководителями. «Во время допроса арестованного руководителя партизанской группы Островерхова, Кроликов, Сперанский и Саркисов избивали последнего. Избиение носило зверский характер и крики Островерхова были слышны по всему зданию. После избиения Островерхова все лицо последнего было покрыто синими рубцами, как от ударов шомполами, а сквозь одежду сочилась кровь», – показал допрошенный в качестве свидетеля бывший полицейский И.П. Игнатович. Все задержанные 22 участника партизанских групп были расстреляны.

Как признался Саркисов на допросе, избивать задержанных ему приказывали Кроликов и Сперанский: «По приказанию Кроликова я несколько раз избивал арестованных непосредственно в камерах, но за что их приходилось избивать, я не интересовался». По приказу Кроликова, арестованная депутат горсовета И.С. Ретюнская была брошена в камеру смертников, неоднократно избивалась Саркисовым прикладом винтовки и стальной плетью. Кроме того, «не ограничиваясь избиениями, Саркисов всячески издевался над Ретюнской, испражнялся в ее присутствии, заставлял съесть его испражнения, а также, вымогая показания, дважды инсценировал обстановку ее расстрела». Именно такие садисты и им подобные оказались востребованы при нацистском «новом порядке».

В сентябре 1943 г. немецкие войска оставили Новороссийск, и Кроликов, Сперанский и Саркисов вместе с ними бежали в Крым, где продолжали службу в полиции и были арестованы после освобождения полуострова Красной армией. Следствие по их делу проводил отдел контрразведки (ОКР) «СМЕРШ» Отдельной Приморской армии. В июле 1944 г. все трое предстали перед Военным трибуналом указанной армии, который приговорил их к расстрелу (Приговор военного трибунала Отдельной Приморской армии в г. Симферополе по делу пособников немецко-фашистских оккупантов А.Г. Кроликова, В.М. Сперанского и С.П. Саркисова. 12 июля 1944 г.).

 

Николай Лысенков,
Российский государственный архив социально-политической истории

См. также:
3 июля 1944 г.
Центр документации новейшей истории Краснодарского края
Ф. 4372. Оп. 1. Д. 38. Л. 9–13.

Приложение: справка о нахождении обвиняемых А.Г. Кроликова, В.М. Сперанского и С.П. Саркисова под арестом и список лиц, подлежащих вызову на судебное заседание как свидетелей.

Текст документа – заверенная копия. Приложение – копия.