Распоряжение командования германской армии об обращении с советскими военнопленными и арестованными гражданскими лицами

8 сентября 1941 г.

Российский государственный военный архив

Ф. 500к. Оп. 1. Д. 25. Л. 133–140.

На немецком языке.

Перевод с немецкого яз. К.Г. Черненкова.

Указатели и теги

8 сентября 1941 г. Распоряжение командования германской армии об обращении с советскими военнопленными и арестованными гражданскими лицами.
 

Приложение к дневнику № 3058/41 с.

от 8.9.41

 

Секретно!

Предписания

по обращению с советскими военнопленными во всех лагерях для военнопленных.

 

I. Общие положения по обращению с советскими военнопленными.

Большевизм является смертельным врагом национал-социалистической Германии. В первый раз перед немецким солдатом стоит противник, вышколенный не только в военном плане, но и политически, в духе разрушающего народы большевизма. Борьба против национал-социализма у него в крови. Он ведет ее всеми имеющимися в его распоряжении средствами: диверсии, подрывная пропаганда, поджоги, убийства. Этим большевистский солдат потерял все основания для обращения с ним как с честным солдатом и в соответствии с положениями Женевской конвенции.

Поэтому для репутации и достоинства вермахта важно то, чтобы каждый немецкий солдат соблюдал строжайшую дистанцию по отношению к советскому военнопленному. Обращение должно быть холодным, но корректным. Любые попытки проявить снисхождение или даже войти в доверие должны строго караться. Чувства гордости и превосходства немецкого солдата, которому поручена охрана советских военнопленных, должны постоянно быть очевидны для окружающих.

Поэтому приказано применять беспощадные и энергичные меры в ответ на малейшее неподчинение, в особенности по отношению к большевистским подстрекателям. Неподчинение, активное или пассивное сопротивление должно немедленно и полностью пресекаться (штыком, прикладом, стрелковым оружием). Нормы о применении оружия в вермахте могут применяться лишь в ограниченной степени, поскольку в целом они рассчитаны на применение в мирных условиях. В случае с советскими военнопленными необходимо уже из дисциплинарных соображений очень жестко применять оружие. Кто при выполнении поступившего приказа не применяет или недостаточно энергично применяет оружие, подлежит наказанию.

По убегающим военнопленным стрелять немедленно без предупредительного окрика. Предупредительные выстрелы не должны производиться никогда. До этого существовавшие положения, в особенности Военного устава 38/11, страница 13 и т.д. отменяются. С другой стороны, любой произвол запрещается. С работящими и послушными военнопленными следует обращаться корректно. Тем не менее, осторожность и недоверие по отношению к военнопленным никогда не следует упускать из внимания. Применение оружия против советских военнопленных является, как правило, правомерным.

Следует препятствовать любым видам общения военнопленных с гражданским населением. Это в особенности относится к оккупированным областям. Отделение командного состава военнопленных (офицеры, унтер-офицеры), уже проведенное действующей армией, также должно строжайше соблюдаться и в зоне ответственности командующих вермахта и на территории Германии. Любое общение командного и рядового состава, в том числе с помощью знаков должно стать невозможным.

Из подходящих советских военнопленных в лагерях и в крупных рабочих командах должна быть сформирована лагерная полиция, которая будет использоваться комендантом для установления порядка и соблюдения дисциплины. Для эффективного выполнения своих задач лагерная полиция в пределах территории, огороженной проволокой, может быть оснащена палками, плетками или подобными вещами. Применение этого ударного оружия немецкими солдатами строго запрещено. Путем организации лучшего питания, обращения и размещения в лагере должен быть создан исполнительный орган, который значительно облегчит работу немецкой охраны.
 

II. Обращение с представителями разных народностей.

На основании действующих приказов в нынешней «Отечественной организации» (Генерал-губернаторство и 1-й военный округ), а также в лагерях на территории Германии разделение военнопленных по их национальной принадлежности уже произведено. Имеются в виду представители следующих национальностей:

фольксдойче,

украинцы,

белорусы,

поляки,

литовцы,

латыши,

эстонцы,

румыны,

финны,

грузины.

Если разделение по особым причинам провести еще не удалось, его срочно следует осуществить. Это особенно касается новых военнопленных, которые размещаются в зонах ответственности командующих вермахта.

Представители следующих национальностей в ускоренном порядке отпускаются на родину:

фольксдойче,

украинцы, белорусы,

латыши,

эстонцы,

литовцы,

румыны,

финны.

О таком освобождении издаются специальные приказы.

В случае если в отношении отдельных представителей этих национальностей возникают предположения, что они на основании своего отношения к немецкому народу и национал-социализму могут быть вредоносными или опасными, освобождение отменяется и с ними следует обходиться согласно п. III.
 

III. Отделение гражданских лиц и политически неблагонадежных военнопленных Восточной кампании.

1. Цель.

Вермахт должен незамедлительно освободиться от тех элементов среди военнопленных, которые рассматриваются в качестве движущих сил большевизма. Особое положение Восточной кампании требует поэтому применения особых мер, которые должны быть предприняты со всей ответственностью в духе, свободном от бюрократического и чиновничьего влияния.

2. Путь достижения поставленной цели.

А. Помимо произведенного в лагере для военнопленных разделения по национальностям, см. п. II, военнопленные (также и представители народностей), а также находящиеся в лагерях гражданские лица делятся следующим образом:

а) политически неблагонадежные

б) политически безопасные

в) политически заслуживающие доверия (годные для применения при восстановительных работах в оккупированных областях).

Б. В то время как разделение по национальностям, определение руководящего персонала и т.д. осуществляют лагерные службы, для разделения военнопленных по их политическим взглядам рейхсфюрер СС выделяет оперативные команды полиции безопасности и Службы безопасности. Они непосредственно подчиняются начальнику полиции безопасности и СД, специально обучены для выполнения своего особого задания и предпринимают меры и проводят расследования в рамках лагерного распорядка в соответствии с полученными ими указаниями.

Коменданты, особенно их офицеры контрразведки обязаны теснейшим образом сотрудничать с оперативными командами.

3. Дальнейшее обращение с выделенными согласно п. 2 группами.

А. Военные.

Решения по лицам, определенным как «политически неблагонадежные элементы» принимает оперативная команда полиции безопасности и СД. Если в отношении отдельных лиц, рассматривавшихся как подозрительные, позднее выяснится, что они не являются подозрительными, то они должны быть отправлены в лагерь к остальным военнопленным. Запросы оперативной команды на выдачу других лиц подлежат удовлетворению. Офицеры в большей степени подлежат отбору как «политически неблагонадежные». К военным относятся также те солдаты, которые были взяты в плен в гражданской одежде.

Б. Гражданские лица.

В случае если они не вызывают подозрения, следует стремиться к их скорейшему возвращению на оккупированную территорию. Момент для этого определяет соответствующий командующий вермахта (или же командующий тыловым оперативным районом) по согласованию с соответствующего отделения начальника полиции безопасности и СД. Основополагающим для возвращения является гарантированное использование на работах в родном месте или в особых рабочих подразделениях. За охрану во время возвращения отвечает командующий вермахта (или же командующий тыловым оперативным районом). По возможности лагерь обеспечивает сопровождение. С политически неблагонадежными гражданскими лицами следует обращаться как в п. А.

В. Заслуживающие доверия лица привлекаются для отбора политически неблагонадежных и для других работ в лагерном управлении.

(Это в особенности относится к фольксдойче, однако следует учитывать, что и среди них имеются элементы, которые могут рассматриваться как «политически неблагонадежные»).

Если заслуживающие доверия лица в особенности годятся для использования при восстановительных работах на оккупированных территориях, то на запросы оперативных команд полиции безопасности и СД на освобождение можно возражать только тогда, когда к определенному лицу существует интерес с точки зрения его использования в разведывательной деятельности.
 

IV. Использование советских военнопленных на работах.

1) Общее.

Советские военнопленные должны использоваться только в закрытых колоннах в строгой изоляции от гражданских лиц и военнопленных других национальностей. (Использование небольших колонн). Рассматриваются только те рабочие места, где военнопленные могут работать под постоянным наблюдением охраны. Отделение от гражданских лиц и военнопленных других национальностей должно осуществляться не только в местах размещения, но и на рабочих местах. Следует принять во внимание, что немедленному применению оружия охранными подразделениями не должно препятствовать возможное присутствие третьих лиц.

2. Особые положения по использованию труда на территории Германии.

Главным принципом использования труда советских военнопленных на территории Германии является непременная безопасность жизни немцев и немецкого имущества.

Ответственность за надлежащее использование труда советских военнопленных здесь несут исключительно занимающиеся этим использованием службы вермахта.

Использование, поэтому, в первую очередь должно осуществляться на объектах вермахта. Относительно использования в гражданском секторе местные учреждения по использованию труда могут подавать предложения, решения, однако, принимаются службами вермахта в соответствии с положениями об использовании других военнопленных. Там, где на гражданском объекте выполнены не все требования по постоянной охране и обязательном отделении от гражданских лиц, использование не разрешается. Если спустя некоторое время перестает соблюдаться одно из условий, рабочая команда немедленно отзывается.

В остальном следует в точности выполнять распоряжение Верховного главнокомандования вермахта о военнопленных (l5) № 5015/41 от 2.8.41. За нарушение полагается наказание.

3. Охрана.

Для охраны советских военнопленных привлекаются наиболее обученные, энергичные и внимательные охранные подразделения, которые постоянно проходят переподготовку, организуемую офицерами разведки для личного состава стационарных лагерей.

На каждые 10 военнопленных должен приходиться как минимум один охранник. Но никогда не должен быть задействован только один охранник. Если в рабочей команде менее 10 человек, для охраны должны выделяться два охранника. Следует стремиться оснащать охранные подразделения ручными гранатами. Подразделения, охраняющие большие колонны, должны оснащаться пулеметами или автоматами.

Рабочие места должны регулярно контролироваться компетентными офицерами или опытными унтер-офицерами. Они должны заботиться о выполнении полученных приказов.

Прилагающаяся памятка должна быть предметом регулярного и обстоятельного изучения.

Места размещения советских военнопленных в рабочих командах постоянно! охраняются также и ночью и периодически проверяются надзорными органами.
 

V. Заключительные замечания.

Командиры военнопленных несут личную ответственность за строгое соблюдение настоящих предписаний подчиненными подразделениями. Выполнение этой задачи не должно прекращаться ни при каких обстоятельствах и на него не должна отрицательно влиять смена подразделений. Поэтому, все вновь прибывшие службы и подразделения подлежат немедленному ознакомлению с содержанием предписаний.

 

Перевод с немецкого яз. К.Г. Черненкова.

 

РГВА. Ф. 500к. Оп. 1. Д. 25. Л. 133–140. На немецком языке.