Гус М.С. Из Нюрнберга. Информация для радио

14 февраля 1946 г. 21 ч. 30 мин.

Российский государственный архив литературы и искусства

Ф. 2808. Оп. 1. Д. 10. Л. 56–59.

Подлинник. Машинопись с правкой редактора.

Указатели и теги

Именной указатель

Гиммлер Генрих (Heinrich Luitpold Himmler) – рейхсфюрер СС, рейхсминистр внутренних дел (1943–1945), начальник Главного управления имперской безопасности (1942–1943).

Гитлер Адольф (Adolf Hitler) – германский политический и государственный деятель, лидер германских нацистов. Глава Национал-социалистической немецкой рабочей партии (1921–1945), рейхсканцлер (1933–1945) и фюрер (1934–1945) Германии, одновременно верховный главнокомандующий вермахта (с мая 1935). Покончил жизнь самоубийством 30 апреля 1945 г. в Берлине.

Советский радиожурналист-международник, публицист и искусствовед. Работал на Нюрнбергском процессе.

Уроженец города Штравгарт, владелец кинотеатра. Обер-ефрейтор вермахта. Взят в плен Красной Армией и предан военно-полевому суду 374 стрелковой дивизии Красной Армии 29 октября 1944 г.

Полковник юстиции, заместитель главного обвинителя Международного Военного Трибунала от СССР

Прокурор, старший советник юстиции. Помощник Главного обвинителя от СССР в Международном Военном Трибунале, Председатель Верховного Суда СССР (1972–1984).

Франк Ганс Михаэль (Hans Michael Frank) – рейхсминистр, генерал-губернатор оккупированной Польши (Генерал-губернаторства).

     Москва. Союзрадио. Склезневу.
     14 февраля 1946 г. 21.30

     Передать Цейтлину.

Комментарий. Первая половина дня 14 февраля была посвящена окончанию доклада Покровского о преступлениях против военнопленных. Вторая половина дня – начало доклада Смирнова о преступлениях против мирного населения Советского Союза, Польши, Чехословакии и Югославии. Казни, пытки, чудовищные издевательства, массовое истребление – такова тема обоих докладов. Члены трибунала, все присутствующие в суде погружены были в мир таких ужасов, каких не знает даже и самые мрачные страницы истории средневековой инквизиции. Полковник Покровский огласил документы полиции государственной безопасности и СД в Житомире о хладнокровном убийстве нескольких десятков инвалидов Красной Армии, безруких, безногих, совершенно беспомощных людей. Смирнов рассказал трибуналу о том, как комендант Яновского лагеря оберштурмфюрер Вильгауз 20 апреля 1943 в день 54-летия Гитлера отсчитал из числа заключенных 54 человека и расстрелял их. Один гитлеровец хладнокровно убивал безруких и безногих воинов Красной Армии. Другой, в честь дня рождения своего вождя, расстреливал женщин и мужчин, детей и стариков. Это не проявление преступной воли и извращенности отдельных негодяев, это не единичные или случайные явления. Это выражение государственной политики третьей империи. Это результат установленной сверху системы. Перед трибуналом в течение только одного дня прошли тысячи фактов, один другого страшней. Казалось, тени сотен тысяч замученных и уничтоженных людей вереницей проходят невидимые, но ощущаемые, через зал заседаний суда – окровавленные и обезглавленные дети, утопленные в сточных канавах мужчины, разрубленные пополам женщины… И, если бы они могли говорить, каждый из них и все они сказали бы только одно: вся гитлеровская система в целом виновна в гибели. Совершенно правильно представитель обвинения Смирнов начал свой доклад с утверждения, что очевидно и бесспорно единство злой воли, которая породила все эти преступления. Однородность приемов пыток, однородность методов казни, наконец, однородность способов сокрытия следов преступления (крематории типового образца) – все это непререкаемо свидетельствует, что гитлеровский режим хладнокровно и сознательно запланировал истребление десятков миллионов людей и столь же хладнокровно осуществлял эти злодейские планы. Житомирские документы, которые были оглашены сегодня в трибунале, характерны не только тем, что в них описано, но и тем, как это сделано, вернее говоря, поводом, который вызвал к жизни эти документы. Дело в том, что во время хладнокровного умерщвления советских инвалидов произошел совершенно непредвиденный палачами инцидент. 20 одноруких и жестоко израненных инвалидов набросились на вооруженных до зубов палачей, обезоружили и убили их, а затем спаслись бегством. Руководство отделения полиции и СД в Бердичеве и высшее начальство в Житомире назначили расследование этого факта. Было произведено полицейское дознание, и опрошены, во-первых, уцелевший от рук инвалидов эсэсовец и, во-вторых, его начальник. Эти палачи оправдывались перед высшим начальством. Таким образом, оглашенные на суде документы являются оправдательными документами: палачи объясняют, почему им не удалось убить безоружных и искалеченных людей. Надо только на минуточку призадуматься над этим. Убийцы оправдываются не в том, что они убивали, а в том, что им не удалось убить. Я думаю, можно смело утверждать, что никогда еще в человеческой истории не были в официальном порядке и притом органами полиции составлены такие извращенные документы, как эти. Но для гитлеровской системы это были нормальные документы. Снизу от последнего эсэсовца доверху, до Гиммлера, Гитлера и остальных гитлеровских заправил – эта цепь была цепью злодеев и преступников. Это тоже было с исчерпывающей полнотой продемонстрировано на заседании трибунала. Обвиняемые все время пытаются утверждать, что они не причем, что все злодеяния совершали одни эсэсовцы или даже один Гиммлер, что имперское правительство, генеральный штаб, ОКВ ни в чем неповинны. Но факты говорят о другом: гитлеровский режим был преступен от начала до конца. Имперское правительство, как и ОКВ, СС, как и генеральный штаб, это лишь отдельные органы того режима, сущность которого сводилась к уничтожению целых народов, к умерщвлению десятков миллионов людей. Именно в таком духе этот режим воспитывал целые поколения немецкого народа. Миллионы людей были доведены до полного морального падения, до одичания. Вот, например, 27-летний Лекурт, уроженец города Штравгарт, владелец кинотеатра. Он не был эсэсовцем, не был даже и членом нацистской партии. Он был оберефрейтором немецкой армии. Он был взят в плен Красной Армией и был предан военно-полевому суду 374 стрелковой дивизии Красной Армии 29 октября 1944 года.

Он на суде рассказал, что работал лаборантом в комендатуре аэродромного обслуживания. Кроме фотоснимков, он в свободное от работы время ради своего интереса – так буквально было сказано им – расстреливал военнопленных бойцов Красной Армии и мирных граждан. Затем он записывал в особой книге, сколько именно человек он убил. Вот типичный представитель гитлеровской озверелой банды убийц. Вот типичный и массовый продукт гитлеровского режима. В начале января американские власти производили выборочный опрос среди немецкого населения – о реакции на Нюрнбергский процесс. Не менее четверти опрошенных высказывались против обвинений по адресу целых организаций, как СС, СА, генеральный штаб. Авторы американского отчета подчеркивают, что очень многие немцы не видят, в чем виновность этих организаций и возражают против объявления их преступными. Все то, что проходит перед трибуналом, те материалы, которые были представлены сегодня Покровским и Смирновым, более, чем достаточны, чтобы признать виновными не только 20 сидящих на скамье обвиняемых преступников, но и СС, и СД, имперское правительство и руководящий корпус нацистской партии, генеральный штаб и ОКВ. Никогда не были бы возможны такие чудовищные по своей изощренности и такие массовые по масштабам преступления, какие совершены были немцами, если бы эти преступления не совершались по заранее разработанному плану, если бы они не были выражением сознательно проводимой политики. Гитлеровский режим воспитывал миллионы немцев в убеждении, что они представители высшей расы и что они не только имеют право, но и обязаны уничтожать все низшие расы. Франк, как известно, успел написать за время пребывания в Польше, 36 томов дневника. На предварительном следствии он с гордостью заявил, что все эти тома являются документом большого исторического значения. Вот, что можно прочитать в одном из них: «каждый начальник полиции или СС, который обязан приводить в исполнение приговоры, должен быть стопроцентно убежден в том, что он приводит приговор немецкого народа». Эти слова Франка не нуждаются ни в пояснении,

Без окончания.