Директива Главного командования сухопутных войск вермахта командующим войсками тыла групп армий «Север», «Центр» и «Юг» об обращении с гражданским населением и военнопленными на оккупированной территории

25 июля 1941 г.

Опубл.: Deutsche Besatzungspolitik in der UdSSR 1941–1944: Dokumente. Köln, 1980. S. 106–109; Мы обвиняем. – Рига, 1967. – С. 42–45; Преступные цели гитлеровской Германии в войне против Советского Союза. Документы. Материалы. – М., 1987. – С. 110–111; Органы Государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войны. Сборник документов. Т. II: Начало. Кн. 1: 22 июня – 31 августа 1941 г. – М., 2000. – C. 641–642.

Перевод с немецкого языка А.А. Дерюгиной.

Указатели и теги

Географический указатель

На 1941 год:
В настоящее время:

Именной указатель

Мюллер Генрих (Heinrich Müller) – начальник тайной государственной полиции Германии – гестапо.

25 июля 1941 г. Директива Главного командования сухопутных войск вермахта командующим войсками тыла групп армий «Север», «Центр» и «Юг» об обращении с гражданским населением и военнопленными на оккупированной территории.
 

Секретно
 

Обширность оперативных пространств на Востоке, коварство и своеобразие большевистского противника требуют, в особенности на чисто русских территориях, уже с самого начала самых широких и эффективных мер по управлению завоеванной территорией и эксплуатации страны.

Стало известно, что не везде еще действуют с необходимой жесткостью. Частично это объясняется до сих пор недостаточной еще обученностью вновь привлеченных и используемых учреждений и войск. Смена ведомств ни в коем случае не должна помешать или отрицательно влиять на выполнение этой задачи.

Поэтому главнокомандующий сухопутными войсками приказал еще раз со всей решимостью указать на соображения следующего порядка:

При любых действиях и при всех предпринимаемых мерах следует руководствоваться мыслью об обязательной безопасности немецкого солдата.

I. Обращение с вражескими гражданскими лицами.

Русский с незапамятных времен привык к жесткому и безжалостному вмешательству авторитета. Необходимого быстрого умиротворения страны можно добиться только в том случае, если всякая угроза со стороны враждебного гражданского населения будет беспощадно пресечена. Любая снисходительность и нерешительность – это слабость, представляющая собою опасность.

Предполагаемое развертывание партизанских отрядов в собственном тылу, призыв к образованию банд из молодежи и вообще подстрекательство со стороны носителей еврейско-большевистской идеологии заставляют ожидать, что малая война возобновится даже в ранее спокойных районах. Следствием этого будут нападения и насилие враждебного населения, в особенности против отдельных солдат, например мотоциклистов-связных, тыловых позиций, отрядов по расчистке, восстания, разрушения искусственных сооружений, взрывы мостов, повреждения крупных транспортных путей и другие диверсионные акты.

Всякого рода нападения и акты насилия против лиц и имущества, как и любые попытки к этому, должны быть беспощадно пресечены оружием, вплоть до уничтожения противника.

Там, где возникает пассивное сопротивление или же, где при завалах дорог, стрельбе, нападениях и прочих диверсионных актах сразу обнаружить виновных и указанным образом покарать их не удается, по приказу офицера в должности не ниже командира батальона и выше, следует незамедлительно применять коллективные насильственные меры. Особо указывается на то, что предварительный арест заложников, в качестве гарантии от будущих преступлений не требуется. Население несет ответственность за спокойствие на своих территориях даже без особых предупреждений и арестов.

Нападения и насильственные действия против привлекаемого нами для работ (например, для строительства дорог, в сельском хозяйстве, на промышленных предприятиях, фабриках) местного населения или против надзирающего персонала, рассматриваются как выступления против оккупационных властей и должны соответственно караться.

Отбившихся от своей части русских военнослужащих, которые слоняются в тылу в военной форме или в гражданском, и могут представлять опасность на умиротворенной территории как самостоятельно, так и путем образования банд, необходимо публично (через объявления с вышек, громкоговорители) призывать к немедленной регистрации на ближайшем посту германского вермахта. Если этого не происходит их необходимо с установленного на данной территории времени рассматривать как партизан и обращаться с ними соответствующим образом.

Всякая поддержка или помощь со стороны гражданского населения партизанам, отбившимся солдатам и т.д. точно так же карается, как партизанщина.

Подозрительные элементы, которые не могут быть уличены в тяжких преступлениях, но которые представляются опасными с точки зрения своего настроения и поведения, должны быть переданы айнзацгруппам, то есть отрядам полиции безопасности (СД). Передвижение гражданских лиц без соответствующих пропусков следует запретить.

Спокойствие и умиротворение наступит в определенном районе скорее и вернее всего тогда, когда гражданское население будет привлечено к работе. Поэтому необходимо использовать все возможности и всячески поддерживать любые меры, направленные на это.

Каждый командир и комендант, вплоть до последнего местного коменданта, должен сознавать, что здесь речь идет об актуальных вопросах, требующих в любом случае самого срочного и энергичного вмешательства. Он должен чувствовать себя лично ответственным за полное проведение необходимых мероприятий. Командующие тыловыми оперативными районами обязаны со всей энергией и строгостью держаться этой позиции, следовать указанным установкам и следить за их выполнением на подведомственной им территории.

II. Надзор за военнопленными. С трудолюбивым и послушным военнопленным надлежит обращаться подобающим образом. Тот, кто выступает против правил, должен быть наказан в соответствии с его проступком.

Это соответствует репутации и достоинству германской армии, что каждый немецкий солдат сохраняет к русским военнопленным дистанцию и отношение, которые учитывают ожесточение и нечеловеческую жестокость русских во время боев.

Любая снисходительность или даже потворство должны быть строго наказаны. Чувство гордости и превосходства постоянно должны быть на виду.

Положения вермахта от 17.01.1936, касающиеся применения оружия, могут действовать лишь ограниченно, поскольку они содержат предпосылки для применения внутри Германии в общих мирных условиях. Там, где необходимо применить меры против сопротивления, мятежей и т.д., задача сделать это немедленно с применением оружия. В частности, следует сразу стрелять по беглым военнопленным, без предупреждения. Любое запоздалое использование оружия может создать опасность. С другой стороны, любой произвол запрещен.

Главнокомандующий сухопутных войск рассчитывает, что этих указаний будет достаточно, чтобы донести до всех важность поставленных задач.

Он требует, чтобы, помимо четких инструкций, которые должны быть даны, прежде всего, производилась постоянная личная проверка обстоятельств на месте. Лица, у которых были обнаружены упущения или нарушения, должны быть привлечены к ответственности.

 

По поручению

Мюллер

 

Перевод с немецкого языка А.А. Дерюгиной.

 

Опубл.: Deutsche Besatzungspolitik in der UdSSR 1941–1944: Dokumente. Köln, 1980. S. 106–109; Мы обвиняем. – Рига, 1967. – С. 42–45; Преступные цели гитлеровской Германии в войне против Советского Союза. Документы. Материалы. – М., 1987. – С. 110–111; Органы Государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сборник документов. Т. II: Начало. Кн. 1: 22 июня – 31 августа 1941 г. – М., 2000. – C. 641–642.

 

OKH/Gen. z.b.V. beim Ob.dH., Az.453/Gr. Rwes. Nr. 1332/41 geh., gezeichnet: I.A. Müller

 

Die weite Ausdehnung der Operationsräume im Osten, die Hinterhältigkeit und Eigenart des bolschewistischen Gegners erfordern insbesondere in rein russischen Gebieten von vornherein besonders umfangreiche und wirksame Maßnahmen zur Beherrschung des gewonnenen Gebietes und zur Ausnutzung des Landes.

Es ist bekannt geworden, daß nicht an allen Stellen mit der erforderlichen Härte durchgegriffen wird. Zum Teil beruht dies auf einer bisher noch unzureichenden Unterrichtung neu herangezogener und eingesetzter Dienststellen und Truppen. Die Aufgabe darf durch den Wechsel von Dienststellen unter keinen Umständen unterbrochen oder beeinträchtigt werden.

Der Oberbefehlshaber des Heeres hat deshalb angeordnet, auf folgende Gesichtspunkte nochmals mit aller Deutlichkeit hinzuweisen:

Leitender Gesichtspunkt bei jedem Handeln und für alle zu ergreifenden Maßnahmen muß der Gedanke unbedingter Sicherheit für den deutschen Soldaten sein.

I. Behandlung feindlicher Zivilpersonen.

Der Russe ist seit jeher an hartes und schonungsloses Durchgreifen der Autorität gewöhnt. Die notwendige schnelle Befriedung des Landes ist nur zu erreichen, wenn schon jede Bedrohung durch die feindliche Zivilbevölkerung rücksichtslos unterbunden wird. Jede Nachsicht und Weichheit [ist] Schwäche und bedeutet eine Gefahr.

Der beabsichtigte Einsatz von Partisanen-Abteilungen im eigenen rückwärtigen Gebiet, der Aufruf zur Bildung von Banden aus Jugendlichen und überhaupt das hetzerische Wirken der Träger des jüdisch-bolschewistischen Systems lassen erwarten, daß auch in bisher ruhigen Gebieten der Kleinkrieg wieder auflebt. Angriffe und Tätlichkeiten der feindlichen Bevölkerung, insbesondere gegen einzelne Soldaten, z.B. Kradmelder, rückwärtige Anlagen, Aufräumungskommandos, Widerstände, Zerstörungen von Kunstbauten, Sprengung von Brücken, Beschädigungen an großen Verkehrswegen und andere Sabotageakte werden die Folgen sein.

Angriffe und Gewalttaten aller Art gegen Personen und Sachen, auch alle Versuche sind rücksichtslos mit der Waffe bis zur Vernichtung des Gegners niederzukämpfen.

Wo sich passive Widerstände abzeichnen oder wo bei Straßensperren, Schießereien, Überfällen und sonstigen Sabotageakten die Täter nicht sofort festgestellt und in der bereits angeordneten Weise erledigt werden können, sind unverzüglich kollektive Gewaltmaßnahmen auf Befehl eines Offiziers in der Dienststellung mindestens eines Bataillons- usw. -kommandeurs durchzuführen. Es wird ausdrücklich darauf hingewiesen, daß eine vorherige Festnahme von Geiseln zur Haftung für zukünftiges Unrecht nicht erforderlich ist. Auch ohne besondere Bekanntmachung und Festnahme haftet die Bevölkerung für die Ruhe in ihren Gebieten.

Angriffe und Tätlichkeiten gegen die von uns zur Arbeit (z.B. Straßenbau, Landwirtschaft, gewerbliche Betriebe, Fabriken) eingesetzten Landeseinwohner und gegen das Aufsichtspersonal sind Angriffe gegen die Besatzungsmacht und entsprechend zu ahnden.

Versprengte russische Soldaten, die sich in Uniform oder Zivil noch im rückwärtigen Gebiet herumtreiben und einzeln oder durch Bandenbildung zu einer Gefahr für das befriedete Land werden können, sind durch öffentliche Bekanntmachung (Maueranschlag, Lautsprecher) aufzufordern, sich sofort bei der nächsten deutschen Wehrmachtdienststelle zu melden. Geschieht dies nicht, sind sie von einem gebietsweise festzusetzenden Zeitpunkt ab als Freischärler anzusehen und entsprechend zu behandeln.

Jede Begünstigung oder Hilfe seitens der Zivilbevölkerung für Partisanen, Versprengte usw. ist in gleicher Weise als Freischärlerei zu ahnden.

Verdächtige Elemente, denen zwar eine schwere Straftat nicht nachgewiesen werden kann, die aber hinsichtlich Gesinnung und Haltung gefährlich erscheinen, sind an die Einsatzgruppen bzw. Kommandos der SP (SD) abzugeben. Das Umherziehen von Zivilpersonen ohne Passierschein ist zu unterbinden.

Ruhe und Befriedung tritt in einem Gebiet am schnellsten und sichersten ein, wenn es gelingt, die Zivileinwohner zur Arbeit zu bringen. Es sind daher alle Möglichkeiten auszuschöpfen und alle in dieser Richtung laufenden Maßnahmen nachdrücklichst zu unterstützen.

Jeder Kommandeur und Kommandant – bis herunter zum letzten Ortskommandanten – muß sich darüber klar sein, daß es sich hier um akute Dinge handelt, die in jedem Fall schnellstes und tatkräftiges Zufassen erfordern. Er muß sich persönlich für restlose Durchführung der erforderlichen Maßnahmen verantwortlich fühlen. Es ist Aufgabe des Befehlshabers des rückwärtigen Heeresgebiets, diese Auffassung und Einstellung mit aller Energie und Schärfe in seinem Befehlsbereich allgemein durchzusetzen und zu überwachen.

II. Beaufsichtigung von Kriegsgefangenen. Der arbeitswillige und gehorsame Kriegsgefangene ist anständig zu behandeln. Wer dagegen den Bestimmungen zuwiderhandelt, ist entsprechend seiner Verfehlung zu bestrafen.

Es entspricht dem Ansehen und der Würde des deutschen Heeres, daß jeder deutsche Soldat russischen Kriegsgefangenen gegenüber den Abstand und die Haltung bewahrt, die der Erbitterung und unmenschlichen Rohheit der Russen während der Kämpfe Rechnung tragen.

Jede Nachsicht oder gar Anbiederung ist strengstens zu ahnden. Das Gefühl des Stolzes und der Überlegenheit muß jederzeit erkennbar bleiben.

Die Bestimmungen über den Waffengebrauch der Wehrmacht vom 17.1.1936 können nur beschränkt gelten, da sie die Voraussetzungen beim Einschreiten im Innern Deutschlands unter allgemein friedlichen Verhältnissen geben. Wo es notwendig ist, sich gegen Widersetzlichkeit, Auflehnung usw. durchzusetzen, ist sofort von der Waffe Gebrauch zu machen. Insbesondere ist auf flüchtige Kriegsgefangene sofort zu schießen, ohne erst einen Halteruf vorangehen zu lassen. Jeder verspätete Gebrauch der Waffe kann eine Gefahr bedeuten. Auf der anderen Seite ist jede Willkür untersagt.

Der Oberbefehlshaber des Heeres erwartet, daß diese Hinweise genügen, um allen Stellen die Bedeutung der Aufgaben eindringlichst vor Augen zu führen.

Er fordert, daß neben klaren Anweisungen, die zu geben sind, vor allem eine dauernde persönliche Überprüfung der Verhältnisse an Ort und Stelle erfolgt. Persönlichkeiten, bei denen Unterlassungen oder Verstöße festgestellt wurden, sind zur Rechenschaft zu ziehen.

 

Deutsche Besatzungspolitik in der UdSSR 1941–1944: Dokumente. Köln, 1980. S. 106–109.