Гус М.С. Из Нюрнберга. Информация для радио

5 января 1946 г. 16 час. 17 мин.

Российский государственный архив литературы и искусства

Ф. 2808. Оп. 1. Д. 9. Л. 20–24.

Подлинник. Машинопись с правкой редактора.

          Москва, Союзрадио, Склезневу.

          Передать Цейтлину.

Даю материал для немецкого вещания.

Первые три дня после возобновления Нюрнбергского процесса в зале суда все время раздавались слова: СС, СД, Гестапо, РСГА – рейхсзихергейтсгауптамт. Они повторялись обвинителями, свидетелями, защитниками. Трибунал заслушивал доказательства виновности и преступности СД и гестапо и их руководителя ближайшего помощника Гиммлера Эрнста Кальтенбруннера. Перед судом на стене висела схема этого дьявольского аппарата Гиммлера, основу которого в 1933 заложил Геринг. Суд вникал в тонкости структуры органов, в которых переплелись СС и СД как части партийного аппарата и полиция как часть министерства внутренних дел. Адвокат доктор Бабелл задавал вопросы свидетелям о взаимоотношениях СД и Гестапо о деталях организационного строения РСГА. И, в конце концов, он махнул рукой и сказал, отходя от микрофона: «Во всем этом разобраться немыслимо…» Но это не верно!» Трибунал превосходно разбирается в делах ведомства Гиммлера-Кальтенбруннера и столь же ясны они всякому, кто присутствует на суде. Да и до суда мир хорошо и близко был знаком с учреждениями Гиммлера, как бы они ни назывались. А то, что произошло в эти дни перед судом, пролило дополнительный свет на мрачные тайны СД, СС, Гестапо. Этому способствовали и вызванные в суд обвинением свидетели. Они явились в зал Международного военного трибунала только как свидетели – но, в сущности, и они также являются преступниками! Это были Олендорф, Шелленберг, Вислицени. Они занимали высокие посты и играли важную роль в ведомстве оберпалача Гиммлера. Олендорф и Шелленберг оба были генерал-майорами и бригаденфюрерами СС. Олендорф возглавлял отдел третий РСГА, Шелленберг – отдел шестой. Вислицени работал в секции отдела четвертого <…>

Шелленберг возглавлял разведку за пределами Германии. В суде еще не появлялся их коллега групенфюрер СС и генерал-лейтенант Мюллер, который был шефом отдела четыре – собственно гестапо <…>

Советский член трибунала генерал Никитченко спросил Шелленберга: «Как можно определить функции СД, Гестапо, РСГА – всего аппарата Гиммлера?» Шелленберг до этого вопроса очень обстоятельный в своих ответах, тут замялся. Генерал Никитченко пришел ему на помощь: «Можно ли сказать, что этот аппарат имел целью подавлять и уничтожать противников нацизма?» Шелленберг ответил: «Я думаю, что так сказать было бы односторонне». Никитченко ставит вопрос так: «Но и эти функции подавления и уничтожения были». Шелленберг не мог отвертеться – вынужден был сказать: «Да»… Обвинение перечислило одиннадцать пунктов – одиннадцать разрядов злодеяний, которые совершались СД, Гестапо, РСГА и Кальтенбруннером, как их шефом. Массовые убийства в оккупированных областях, истребление военнопленных, казни в концлагерях, расправа с родственниками заключенных, расправы с летчиками и парашютистами, принуждение миллионов людей к принудительному труду, истребление евреев, преследование церкви – вот что и еще многое другое совершали эти люди! <…>

Они взращены гитлеровской партией, они пропитаны нацизмом до мозга костей <…>

Ужасен яд нацизма – он проникает до самого дна души, он выжигает в ней все человеческое, оставляя внешнюю видимость человека. Это может обманывать – но суд в Нюрнберге имеет целью как раз также и помощь немецкому народу в разоблачении этой видимости. Суд дает все необходимое немецкому народу, чтобы распознать, как глубоки корни нацизма, как далеко проник его яд, как велико растление – а значит, как трудно и вместе с тем как необходимо вырвать это зло с корнем. Гус.
 

Союзрадио, Гус.