Фрагменты допроса свидетеля советского обвинения бывшего генерала германской армии Э. Бушенхагена на заседании Международного Военного Трибунала – о взаимодействии Германии и Финляндии при подготовке нападения на СССР. Вопросы задает помощник Главного обвинителя от СССР Н.Д. Зоря

12 февраля 1946 г.

Российский государственный архив кинофотодокументов

Арх. № 6857-31.

Операторы Р. Кармен, С. Семенов, В. Штатланд.

Продолжительность – 10 мин. 36 с.

Председатель: Повторите за мной присягу: «Я клянусь Богом – Всемогущим и Всевидящим – что я буду говорить чистую правду и не утаю и не добавлю ничего».

[Свидетель повторил присягу на немецком языке]

Н.Д. Зоря: Господин свидетель, сообщите трибуналу, где и когда вы родились.

Э. Бушенхаген: Я родился 8 декабря 1895 года в Страсбурге, в Эльзасе.

Н.Д. Зоря: Назовите, пожалуйста, ваше последнее военное звание.

Э. Бушенхаген: Я – генерал пехоты германской армии, командовал 52-м армейским корпусом.

Н.Д. Зоря: Скажите пожалуйста, обращались ли вы 26 декабря 1945 года с заявлением в связи с Хельсинкским процессом?

Э. Бушенхаген: Так точно.

Н.Д. Зоря: Подтверждаете ли вы это заявление теперь?

Э. Бушенхаген: Так точно.

Н.Д. Зоря: Скажите пожалуйста, что вам известно о подготовке фашистской Германии к нападению на Советский Союз?

Э. Бушенхаген: В конце декабря 1940 года я, будучи начальником штаба германских войск в Норвегии, был вызван в ОКХ, где начальник Генерального штаба генерал-полковник Гальдер проводил совещание с начальниками штабов групп армий и отдельных армий, к числу которых принадлежала моя армия. На этом совещании нас ознакомили с изданной 18 декабря директивой, то есть, с планом «Барбаросса». На этом совещании нас ознакомили с планами в отношении этой операции против Советской России. Из директивы я узнал, что моя армия будет участвовать в этой операции. Поэтому заинтересовал меня один доклад, который был сделан начальником Генерального штаба финской армии генерал-лейтенантом [Lappatennarsurt? Хейнрихсом?]. Он говорил тогда о боевых действиях Финско-Советской Зимней войны, о методах ведения боевых действий и боеспособности как Красной Армии, так и финских войск. Генерал Хейнрихс имел тогда же совещание с генерал-полковником Гальдером, в котором я не участвовал, но полагаю, что эти совещания были посвящены возможному сотрудничеству финских и германских войск в случае возникновения германо-советского конфликта. Уже с осени 1940 года существовало военное сотрудничество между Германией и Финляндией. Германский военно-воздушный флот согласовал с финским Генеральным штабом транзитные переброски материалов и личного состава из Северной Норвегии в финские порты. Германский военный атташе в Хельсинки зимой 1940 года вел по поручению ОКВ переговоры о расширении транзита германских войск к финским гаваням на Балтике. Переговоры привели к установлению общего транзита германских войск. Для этой цели в столицу Лапландии, Рованиеми, были переведены войсковые учреждения, так что германский транспорт мог быть доставлен в Петсамо. Были организованы инстанции и учреждения на путях снабжения и железнодорожных ветках, между Рованиеми и Петсамо и между Рованиеми и гаванями на южном побережье Финляндии, которые должны были ведать снабжением продовольствием для перебрасываемых германских войск. В декабре 1940 года или январе 1941 года я вел переговоры в ОКВ в отношении деталей, касавшихся участия войск, которые должны были из Норвегии присоединиться к финским войскам и совместно осуществлять операции против СССР.

Н.Д. Зоря: Не приходилось ли вам вести переговоры с финским Генеральным штабом о совместных операциях против Советского Союза?

Э. Бушенхаген: Да.

Н.Д. Зоря: Скажите пожалуйста, кто уполномочил вас на эти переговоры и как они, эти переговоры, протекали?

Э. Бушенхаген: Полномочия и поручения я получил от ОКВ, которому была подчинена как моя армия, так и я лично. В феврале 1941 года после того, как были выяснены принципиальные установки в отношении участия германских войск, находящихся в Норвегии и на финской территории, я получил поручение выехать в Хельсинки и там лично вступить в контакт с финским Генеральным штабом для того, чтобы обсудить совместные операции на территории Центральной и Северной Финляндии. Я прибыл 18 февраля 1941 года в Хельсинки и в последующие дни имел собеседование с финским Генеральным штабом, его начальником генералом Хейнрихсом, его представителями – генералом Айро, начальником оперативного отдела штаба финской армии полковником Тапола. На этих совещаниях говорилось о возможностях операций из Средней и Северной Финляндии, особенно из районов Куусамо и Рованиеми, а также из района Петсамо. Эти совещания привели к полному согласию. После этих совещаний я поехал с начальником оперативного отдела финского Генерального штаба полковником Тапола в северную и среднюю части Финляндии для того, чтобы на месте выяснить в районе Уринсальмо и Куусамо и восточнее Рованиеми и Петсамо возможности рекогносцировки развертывания войск и проведения операций из этого района. В этой поездке участвовали каждый раз те финские командующие, которых практически затрагивал данный вопрос. Эта поездка закончилась 28 февраля в Торнио, на финско-шведской границе. На заключительном совещании были зафиксированы результаты этой поездки и было решено, что операции из района Куусамо и Хельсинки и операции из района Рованиеми в направлении Кандалакши сулят успех, но что имеются серьезные трудности для наступления из района Петсамо в направлении Мурманска, связанные с характером местности. На этом закончилось мое совещание с финским Генеральным штабом. В результате этой поездки был разработан главным командованием войск, находящихся в Норвегии, оперативный план, который предусматривал совместные операции с финской территории. Этот оперативный план был представлен в ОКВ и был утвержден…