Декрет рейхсминистра восточных оккупированных территорий А. Розенберга о введении особого положения о наказаниях для местного населения

17 февраля 1942 г.

Опубл.: Мы обвиняем. – Рига, 1967. – С. 58–60; Преступные цели гитлеровской Германии в войне против Советского Союза: Документы и материалы. – М., 1987. – С. 121–123.

Указатели и теги

Географический указатель

На 1941 год:
В настоящее время:

Именной указатель

Розенберг Альфред Эрнст (Alfred Ernst Rosenberg) – рейхсминистр восточных оккупированных территорий (1941–1945), уполномоченный фюрера по контролю за общим духовным и мировоззренческим воспитанием НСДАП.

17 февраля 1942 г. Декрет рейхсминистра восточных оккупированных территорий А. Розенберга о введении особого положения о наказаниях для местного населения.
 

I

Местное население обязано вести себя в соответствии с германскими законами и распоряжениями, изданными для него немецкими властями. Если [это не имперские или местные немцы], на них распространяется следующее особое положение о наказаниях:
 

§ 1

Смертной казнью, а в менее тяжелых случаях – заключением в каторжную тюрьму караются:

– лица, совершающие акт насилия против рейха или против органов власти в оккупированных восточных областях;

– лица, осуществляющие акт насилия, направленный против имперских или местных немцев в связи с их принадлежностью к немецкому народу;

– лица, совершающие акт насилия против представителей германских вооруженных сил или их вольнонаемного состава, немецкой полиции, в том числе ее вспомогательных сил, представителей государственной трудовой повинности, немецких властей или учреждений или организаций НСДАП;

– лица, подстрекающие к неповиновению указам или постановлениям немецких властей;

– лица, преднамеренно разрушающие оборудование, [принадлежащее немецким властям и учреждениям], их сооружения, которые служат деятельности немецких учреждений или общественным интересам;

– лица, способствующие антинемецким [тенденциям] или пытающиеся продолжить деятельность организаций, запрещенных немецкими властями;

– лица, намеренно совершающие поджог и тем самым наносящие ущерб государственным интересам либо имуществу имперских или местных немцев.
 

§ 2

Также караются смертной казнью, а в менее тяжелых случаях – каторжной тюрьмой, лица, договаривающиеся о совершении преступлений, перечисленных в § 1 настоящего [положения], либо лица, ведущие переговоры об их совершении, или предлагающие свои услуги, или соглашающиеся принимать участие в совершении преступления; лица, знавшие о подготовке или намерении совершить преступление и злонамеренно не сообщившие об этом соответствующим немецким властям или находящимся под угрозой лицам.
 

§ 3

Смертный приговор за уголовное преступление, не предусмотренное §§ 1 и 2, а также общим немецким уголовным правом и постановлениями немецких властей, выносится в тех случаях, когда преступное деяние свидетельствует об особо низменных побуждениях или имеются налицо другие отягчающие вину обстоятельства; в подобных случаях допустима смертная казнь также по отношению к несовершеннолетним преступникам.
 

§ 4

1) Если не установлена правомочность специального суда, приговор выносится чрезвычайным судом.

2) Специальные постановления, изданные для вооруженных сил, остаются в силе.

 

II

§ 5

1) Поскольку в разделе 1 § 4 и в разделе 2 постановления об уголовном судопроизводстве [в отношении поляков и евреев] в присоединенных восточных областях от 4 декабря 1941 г. предусмотрены более строгие кары, они соответственно применимы к полякам и евреям также в оккупированных восточных областях. Это относится и к предписаниям, которые будут изданы дополнительно к данному декрету.

2) Постановлением рейхскомиссара эти предписания могут быть применены также и по отношению к другим группам населения.

Розенберг

 

Опубл.: Мы обвиняем. – Рига, 1967. – С. 58–60; Преступные цели гитлеровской Германии в войне против Советского Союза: Документы и материалы. – М., 1987. – С. 121–123.