Запись в журнале боевых действий штаба Оперативного руководства Верховного главнокомандования вермахта о целях и методах оккупационного режима на территории СССР

3 марта 1941 г.

Опубл.: Дашичев В.И. Банкротство стратегии германского фашизма. Исторические очерки, документы и материалы. В 2-х тт. – М., 1973. Т. 2: Агрессия против СССР. Падение «третьей империи». 1941–1945 гг. – С. 22–23; Kriegstagebuch des Oberkommandos der Wehrmacht (Wehrmachtführungsstab). Bd. 1. Frankfurt am Main, 1965. S. 340–342; Fall Barbarossa. Dokumente zur Vorbereitung der faschistischen Wehrmacht auf die Aggression gegen die Sowjetunion (1940/41). Berlin, 1970. S. 285–287.

3 марта 1941 г. Запись в журнале боевых действий штаба Оперативного руководства Верховного главнокомандования вермахта о целях и методах оккупационного режима на территории СССР.
 

Начальник Штаба оперативного руководства Вермахта направляет представленный ему 18.12.1940 г. отделом L и переработанный им проект документа «Руководящие указания по специальным вопросам в дополнение к директиве № 21 – «План Барбаросса» с примечанием, что проект был представлен фюреру, который дал следующие руководящие указания для составления окончательной редакции:

«Предстоящая кампания – это нечто большее, чем просто вооруженная борьба; это – конфликт двух мировоззрений. Учитывая размеры русских просторов, для окончания этой войны недостаточно будет разгромить вооруженные силы противника. Всю территорию России нужно разделить на ряд государств с собственными правительствами, готовыми заключить с нами мирные договоры.

Создание этих правительств потребует очень большой политической сноровки и хорошо продуманных общих принципов.

Каждая крупная революция создает факты, которые больше не могут быть уничтожены. Социалистическую идею нельзя отделить от современной России[1]. Она одна может быть внутриполитической основой формирования новых государств и правительств. Необходимо устранить еврейско-большевистскую интеллигенцию как элемент, который был до сих пор «угнетателем» народа. Придется отказаться и от использования старой буржуазно-аристократической интеллигенции, еще сохранившейся главным образом в эмиграции. Русский народ относится к ней отрицательно, а сама она в конечном счете настроена к Германии враждебно. Это относится в особой мере и к интеллигенции бывших прибалтийских государств. Кроме того, необходимо при всех обстоятельствах избежать замены большевистской России государством националистическим. Уроки истории учат, что такое государство в итоге опять станет врагом Германии.

Наша задача – как можно скорее и с минимумом военных сил организовать социалистические государственные образования[2], которые будут зависеть от нас.

Эти задачи настолько трудны, что нельзя доверять их решение армии».

В соответствии с этими указаниями фюрера директиву следует изменить следующим образом.

  1. Сухопутным войскам необходимо тыловое операционное пространство. Однако следует по возможности ограничить его глубину. Позади операционного пространства не нужно никакой военной администрации. Вместо нее здесь будут функционировать имперские комиссары. Границы пространства, входящего в компетенцию каждого из них, должны быть определены с учетом народонаселения. Комиссарам будет поставлена политическая задача быстро сформировать новые государственные образования. При каждом комиссаре должен находиться командующий войсками. В чисто военных вопросах, связанных с продолжением операций, этот командующий будет подчинен главнокомандующему сухопутными войсками, во всем остальном – верховному главнокомандованию вооруженных сил. В штаб местного командующего следует включить также все те органы, которые обычно имеются в составе вооруженных сил (отделы военной экономики, связи, контрразведки и т.п.). Основную массу полиции нужно подчинить имперскому комиссару.

  2. Пограничный контроль может распространяться только на тыловое операционное пространство. Необходимо уточнить с рейхсфюрером СС, следует ли создавать уже в этих зонах подчиненные ему органы, которые действовали бы наряду с тайной полевой полицией. В пользу такого решения говорит необходимость немедленно обезвредить всех большевистских главарей и комиссаров. Военные трибуналы должны быть освобождены от решения подобных вопросов, им нужно будет заниматься только судебными делами в рамках воинских частей.

  3. В III раздел проекта – руководящие указания по действиям в Румынии, Словакии, Венгрии и Финляндии – следует включить только одно дополнение. Главнокомандующему сухопутными войсками могут потребоваться особые полномочия по отношению к этим странам. Если они действительно окажутся необходимы, то соответствующие запросы нужно будет направлять в верховное главнокомандование вооруженных сил, которое свяжется с министерством иностранных дел. Армии запрещается подавать «прямые» ходатайства по подобным вопросам немецким посланникам в упомянутых странах.

Новый проект составить немедленно, напечатав его с такими интервалами между строчками, чтобы фюрер мог внести изменения. Можно связаться с главным командованием сухопутных войск. На данном этапе нет необходимости в совещаниях с государственными секретарями доктором Штуккартом (имперское министерство внутренних дел) и Бакке (имперское министерство продовольствия).

Новый проект текста, формулируемый отделом обороны страны и соответствующий этим руководящим указаниям, будет подписан начальником штаба верховного главнокомандования 13.3.
 


[1] При этом Гитлер имел в виду «примитивный социализм», при котором народные массы будут лишены руководства ВКП(б) – Прим. док.

[2] Имеются в виду пронацистские режимы – Прим. док.
 

Опубл.: Дашичев В.И. Банкротство стратегии германского фашизма. Исторические очерки, документы и материалы. В 2-х тт. – М., 1973. Т. 2: Агрессия против СССР. Падение «третьей империи». 1941–1945 гг. – С. 22–23.

 

Chef WFSt sendet einen ihm von der Abt. L am 18.12.1940 eingereichten und von ihm umgearbeiteten Entwurf zu «Richtlinien auf Sondergebieten zur Weisung Nr. 21 (Fall «Barbarossa»)» mit der Bemerkung zurück, daß der Entwurf dem Führer vorgelegen und derselbe daraufhin folgende Richtlinien für die endgültige Fassung gegeben habe:

»Dieser kommende Feldzug ist mehr als nur ein Kampf der Waffen; er führt auch zur Auseinandersetzung zweier Weltanschauungen. Um diesen Krieg zu beenden, genügt es bei der Weite des Raumes nicht, die feindliche Wehrmacht zu schlagen. Das ganze Gebiet muß in Staaten aufgelöst werden mit eigenen Regierungen, mit denen wir Frieden schließen können.

Die Bildung dieser Regierungen erfordert sehr viel politisches Geschick und allgemeine wohlüberlegte Grundsätze.

Jede Revolution großen Ausmaßes schafft Tatsachen, die man nicht mehr wegwischen kann. Die sozialistische Idee ist aus dem heutigen Rußland nicht mehr wegzudenken[3]. Sie kann allein die innenpolitische Grundlage für die Bildung neuer Staaten und Regierungen sein. Die jüdisch-bolschewistische Intelligenz, als bisheriger »Unterdrücker« des Volkes, muß beseitigt werden. Die ehemalige bürgerlich-aristokratische Intelligenz, soweit sie vor allem in Emigranten noch vorhanden ist, scheidet ebenfalls aus.

Sie wird vom russischen Volk abgelehnt und ist letzten Endes deutschfeindlich. Dies gilt auch in besonderem Maße für die ehemaligen baltischen Staaten. Außerdem müssen wir unter allen Umständen vermeiden, an Stelle des bolschewistischen nunmehr ein nationales Rußland treten zu lassen, das, wie die Geschichte beweist, letzten Endes wieder deutschfeindlich sein wird.

Unsere Aufgabe ist es, sobald wie möglich mit einem Minimum an militärischen Kräften sozialistische Staatsgebilde aufzubauen, die von uns abhängen.

Diese Aufgaben sind so schwierig, daß man sie nicht dem Heere zumuten kann.*

Entsprechend diesen Richtlinien des Führers müsse die Weisung folgendermaßen umgeändert werden:

  1. Das Heer brauche ein Operationsgebiet. Man müsse es aber der Tiefe nach so weit wie möglich beschränken. Dahinter sei keine militärische Verwaltung einzurichten. An ihre Stelle hätten vielmehr für bestimmte volkstumsmäßig abzugrenzende Großräume Reichskommissare zu treten, denen der schnelle politische Aufbau neuer Staatsgebilde obliegen würde. Ihnen zur Seite sollten »Wehrmacht-Befehlshaber« treten, die nur in rein militärischen Fragen, die mit der Fortführung der Operationen zusammenhingen, dem ObdH, im übrigen aber dem OKW unterstehen würden. In diese Stäbe seien auch alle Organisationen einzubauen, die ohnehin Sache der Wehrmacht seien (Wehrwirtschaft, Nachrichtenwesen, Abwehr usw.). Die Masse der Polizeikräfte werde zu den Reichskommissaren treten.

  2. Die Grenzsperre könne sich nur auf das Operationsgebiet erstrecken. Ob es notwendig sei, auch dort schon Organe des Reichsführers SS neben der Geheimen Feldpolizei einzusetzen, müsse mit dem Reichsführer SS geprüft werden. Die Notwendigkeit, alle Bolschewistenhäuptlinge und Kommissare sofort unschädlich zu machen, spreche dafür. Militärgerichte müßten für alle diese Fragen ausgeschaltet werden, sie hätten sich nur mit den Gerichtssachen innerhalb der Truppe zu befassen.

  3. In den III. Abschnitt des Entwurfes (Richtlinien für Rumänien, Slowakei, Ungarn und Finnland) sei nur der Hinweis aufzunehmen, daß Anträge über besondere Rechte des ObdH diesen Ländern gegenüber, wenn sie sich als notwendig erweisen sollten, an das OKW zu richten seien, das dann mit dem Auswärtigen Amt in Verbindung treten werde. Ein »unmittelbares Ersuchen« des Heeres an die deutschen Gesandten dieser Länder käme nicht in Frage.

Der Entwurf solle sobald wie möglich aufgestellt und mit so weitem Zeilenabstand geschrieben werden, daß der Führer Änderungen vornehmen könne. Mit dem OKH könne in Verbindung getreten werden. Besprechun­gen mit den Staatssekretären Dr. Stuckart (Reichsinnenrainisterium) und Backe (Reichsernährungsministerium) erübrigten sich vorerst.

Ein diesen Richtlinien entsprechender Entwurf der Abt. L wird am 13.3. vom Chef OKW unterzeichnet.
 


[3] Hitler dachte dabei an einen „primitiven Sozialismus“, in dem die Volksmassen der Führung KPdSU beraubt waren.
 

Kriegstagebuch des Oberkommandos der Wehrmacht (Wehrmachtführungsstab). Bd. 1. Frankfurt am Main, 1965. S. 340–342; Fall Barbarossa. Dokumente zur Vorbereitung der faschistischen Wehrmacht auf die Aggression gegen die Sowjetunion (1940/41). Berlin, 1970. S. 285–287.