Мнение начальника Отдела обороны страны В. Варлимонта о проекте приказа Главного командования сухопутных войск вермахта относительно преследования и уничтожения политических работников СССР («Проект приказа о комиссарах»)

12 мая 1941 г.

Опубл.: Дашичев В.И. Банкротство стратегии германского фашизма. Исторические очерки, документы и материалы. В 2-х тт. – М., 1973. Т. 2: Агрессия против СССР. Падение «третьей империи». 1941–1945 гг. – С. 29–30; Преступные цели – преступные средства. Документы об оккупационной политике фашистской Германии на территории СССР (1941–1944 гг.). – М., 1985. – С. 130–132; СС в действии. Документы о преступлениях СС. Пер. с нем. – М., 2000. – С. 598–599; Судебный процесс по делу верховного главнокомандования гитлеровского вермахта. Пер. с нем. – М., 1964. – С. 312. Trial the Major War Criminals before the International Military Tribunal. Nuremberg 14 November 1945 – 1 October 1946. Vol. XXVI. Nürenberg, 1947. S. 406–408; Fall Barbarossa. Dokumente zur Vorbereitung der faschistischen Wehrmacht auf die Aggression gegen die Sowjetunion (1940/41). Berlin, 1970. S. 314–315.

Указатели и теги

12 мая 1941 г. Мнение начальника Отдела обороны страны В. Варлимонта о проекте приказа Главного командования сухопутных войск вермахта относительно преследования и уничтожения политических работников СССР («Проект приказа о комиссарах»).
 

Отдел обороны страны                                                                   Совершенно секретно

(IV/QU)                                                                                               Главная ставка фюрера

Об обращении с захваченными в плен                                                12 мая 1941 г.

политическими и военными русскими                                            Совершенно секретно

руководящими работниками                                                             (для высшего командования)

Только через офицера

Вписано от руки:

«Должно быть еще раз доложено фюреру»

13 мая. Иодль.

 

Заметки для доклада
 

I. Главное командование сухопутных войск представило (см. приложение) проект следующего документа:

«Руководящие указания по обращению с носителями государственной политической идеи и другими подобными лицами; рассылаются в целях единообразного выполнения задачи, уже поставленной 31.3.1941.»

Этот проект предусматривает следующее:

1. Носителей государственной политической идеи и политических руководителей (комиссаров) следует уничтожать.

2. Если указанные лица будут захвачены войсками, то решение об уничтожении принимает офицер, обладающий дисциплинарной властью. Для такого решения достаточно установить, что данное лицо является носителем государственной политической идеи.

3. Политические руководители подразделений не признаются пленными, с ними должно быть покончено не позднее, чем в пересыльном лагере. В тыл их не отправлять.

4. Руководители-специалисты экономических и технических предприятий должны задерживаться лишь в тех случаях, когда ведут себя враждебно по отношению к германским вооруженным силам.

5. Эти мероприятия не должны мешать проведению военных операций. Войскам не отвлекаться на специальные розыски и прочесывания.

6. В оперативном тыловом районе носителей государственной идеи и комиссаров передавать айнзатцкомандам полиции безопасности. К политическим руководителям подразделений это не относится.

II. В противоречии с этим проектом находится меморандум № 3[I] рейхсляйтера Розенберга, требующий, чтобы уничтожались только старшие и высшие политические руководители, поскольку сотрудникам государственных, коммунальных и хозяйственных предприятий необходимы для управления оккупированной территорией.

III. Поэтому требуется решение фюрера, какие принципы должны быть взяты за основу.

Предложение отдела обороны страны относительно пункта II.

1. Руководящие работники, которые будут выступать против наших войск, чего следует ожидать от радикальной части их, подпадают под «распоряжение о военной подсудности в районе Барбаросса». Их следует уничтожать, рассматривая как партизан. Подобное же обращение предусматривает «Директива о поведении войск в России» (см. приложение 2).

2. Руководящие работники, не проявившие себя враждебно, могут быть пока оставлены. Трудно предполагать, чтобы войска были в состоянии различить служебные звания по отдельным секторам. Только при дальнейшем продвижении по стране можно будет принять решение о том, могут ли оставшиеся руководящие работники быть оставлены на месте или их следует передать зондеркомандам, поскольку войсковые части не в состоянии произвести расследование.

3. С политическими руководителями подразделений и частей следует обращаться соответственно предложению главного командования сухопутных войск; пленными их не признавать и потому уничтожать их не позднее чем в пересыльных лагерях, ни в коем случае не отправляя в тыл.
 

III. Ответственность командующих войсками

Командующие войсками несут личную ответственность за

1. своевременное информирование всех офицеров подразделений, находящихся под их командованием, о принципах, изложенных в пункте I,

2. своевременное информирование своих юридических советников об этих директивах и устных сообщениях, в которых главнокомандующие разъясняются политические намерения руководства.

3. обеспечение того, чтобы были утверждены только те приговоры, которые соответствуют политическим намерениям руководства.
 

IV. Степень секретности

С окончанием периода маскировки настоящее распоряжение сохраняет гриф «совершенно секретно».
 

Варлимонт

 

(Приписка от руки)

Следует считаться с возможностью репрессий против германских летчиков. Лучше всего поэтому представить это мероприятие как расплату.

Йодль

 


[I] Имеется в виду подготовленный А. Розенбергом для А. Гитлера «меморандум № 3» от 25 апреля 1941 г. – Прим. док.

 

Опубл.: Дашичев В.И. Банкротство стратегии германского фашизма. Исторические очерки, документы и материалы. В 2-х тт. – М., 1973. Т. 2: Агрессия против СССР. Падение «третьей империи». 1941–1945 гг. – С. 29–30; Преступные цели – преступные средства. Документы об оккупационной политике фашистской Германии на территории СССР (1941–1944 гг.). – М., 1985. – С. 130–132; СС в действии. Документы о преступлениях СС. Пер. с нем. – М., 2000. – С. 598–599; Судебный процесс по делу верховного главнокомандования гитлеровского вермахта. Пер. с нем. – М., 1964. – С. 312.

 

I OKH hat einen Entwurf für

»Richtlinien betr. Behandlung politischer Hoheitsträger usw. für die einheitliche Durchführung des bereits am 31.3.1941 erteilten Auftrages«

vorgelegt, der als Anlage l[I] beiliegt.

Dieser Entwurf sieht vor:

1. Politische Hoheitsträger und Leiter (Kommissare) sind zu beseitigen.

2. Soweit sie von der Truppe ergriffen werden, Entscheidung durch einen Offizier mit Disziplinarstrafgewalt, ob der Betreffende zu beseitigen ist. Hierzu genügt die Feststellung, daß der Betreffende politischer Hoheitsträger ist.

3. Politische Leiter in der Truppe werden nicht als Gefangene anerkannt und sind spätestens in den Dulags zu erledigen. Kein Abschieben nach rückwärts.

4. Fachliche Leiter von wirtschaftlichen und technischen Betrieben sind nur zu ergreifen, wenn sie sich gegen die Deutsche Wehrmacht auflehnen.

5. Die Durchführung der Operationen darf durch diese Maßnahmen nicht gestört werden. Planmäßige Such- und Säuberungsaktionen unterbleiben.

6. Im rückwärtigen Heeresgebiet sind Hoheitsträger und Kommissare mit Ausnahme der politischen Leiter in der Truppe den Einsatzkommandos der Sicherheitspolizei abzugeben.

II. Demgegenüber sieht die Denkschrift 3 des Reichsleiters Rosenberg vor, daß nur hohe und höchste Funktionäre zu erledigen seien, da die staatlichen, kommunalen und wirtschaftlichen Funktionäre für die Verwaltung des besetzten Gebietes unentbehrlich sind.

III. Es ist deshalb eine Entscheidung des Führers erforderlich, welche Grundsätze maßgebend sein sollen.

Vorschlag L für den Fall II:

1. Funktionäre, die sich gegen die Truppe wenden, was von dem radikalen Teil zu erwarten ist, fallen unter den »Erlaß über die Ausübung der Kriegsgerichtsbarkeit im Gebiet Barbarossa“. Sie sind als Freischärler zu erledigen. Eine gleiche Behandlung sehen die »Richtlinien für das Verhalten der Truppe in Rußland« (Anlage 2) vor.

2. Funktionäre, die sich keiner feindlichen Handlung schuldig machen, werden zunächst unbehelligt bleiben. Man wird es der Truppe kaum zumuten können, die verschiedenen Dienstgrade der einzelnen Sektoren aussondern zu können. Erst bei der weiteren Durchdringung des Landes wird es möglich sein zu entscheiden, ob die verbliebenen Funktionäre an Ort und Stelle belassen werden können oder an die Sonderkommandos zu übergeben sind, sofern nicht diese selbst die Überprüfung vorzunehmen in der Lage sind.

3. Funktionäre in der Truppe werden entsprechend dem Vorschlag OKH zu behandeln sein. Diese werden nicht als Gefangene anerkannt und sind spätestens in den Durchgangslagern zu erledigen und keinesfalls nach rückwärts abzuschieben.

III. Verantwortung der Truppenbefehlshaber

Die Truppenbefehlshaber sind im Rahmen ihrer Zuständigkeit persönlich dafür verantwortlich,

1. daß sämtliche Offiziere der ihnen unterstellten Einheiten über die Grundsätze zu I rechtzeitig in der eindringlichsten Form belehrt werden,

2. daß ihre Rechtsberater von diesen Weisungen und von den mündlichen Mitteilungen, in denen den Oberbefehlshabern die politischen Absichten der Führung erläutert worden sind, rechtzeitig Kenntnis erhalten,

3. daß nur solche Urteile bestätigt werden, die den politischen Absichten der Führung entsprechen.

IV. Geheimschutz

Mit der Enttarnung genießt dieser Erlaß nur noch Geheimschutz als Geheime Kommandosache.

 


[I] Siehe den fertigen Befehl als Dokument von 6–8.6.41.

 

Trial the Major War Criminals before the International Military Tribunal. Nuremberg 14 November 1945 – 1 October 1946. Vol. XXVI. Nürenberg, 1947. S. 406–408; Fall Barbarossa. Dokumente zur Vorbereitung der faschistischen Wehrmacht auf die Aggression gegen die Sowjetunion (1940/41). Berlin, 1970. S. 314–315.